24 заметки с тегом

хинт

Ctrl + ↑ Позднее

Умность

Ребята, я собираюсь напомнить вам одну штуку, которую вы как бы знаете, а на деле нет.

Есть миф о существовании такого свойства человека, которое отражало бы его положение на шкале от глупцов до гениев. Я специально придумал для заголовка это странное слово.

Умность линейна. Если Николай доктор наук, а Михаил кандидат, то умность выше у Николая. Если Катя сдаёт отчёты, а Ира только носит кофе, то значит вот Катя. Если Ольга Павловна раньше работала инженером на заводе, а Любовь Ивановна всю жизнь продавцом, то Ольга Павловна.

Я не про стереотипы. Если отбросить стереотипы, придётся разобраться: может Ольга Павловна — курица, а Любовь Ивановна — чистый Илон Маск. Может Николай учёную степень купил, а Ира вечерами программирует. И тогда выяснилось бы, что всё наоборот. Но я не про стереотипы.

А что не существует никакой умности. Нет такого показателя у человека. Нет общей для всех шкалы. Да, это неудобно, а что делать. Подменять неудобную реальность иллюзией не надо.

Может быть, есть интеллект — и это слово значит что-то конкретное, какие-то когнитивные функции, я не берусь сказать, какие именно. Может быть, их десяток разных, интеллектов, ну или четыре. Может быть, есть такая штука как ум — в смысле «рассудок», «принципиальная способность оперировать абстракциями и находить логические связи». Чего точно нет — так это одного простого измеримого свойства.

И это все знают, любого спроси. Это даже в Министерстве образования знают — запрещают первоклассникам ставить оценки. Чтобы выращивать личностей. В первом классе можно поставить бабочку или грибочек, а пятёрку или двойку нельзя. Но Елена Васильевна говорит — «нам, конечно, запрещают, и в журнал я не могу поставить оценку, но так вообще я же должна как-то оценить их работу в классе, они ведь так хотят получить пятёрку, как же я не поставлю!» Смешная, да?

И вы тоже смешные. И я смешной. Потому что мы у себя там внутри мозга с лёгкостью конструируем что-то вроде «да он дурак какой-то, а этот вроде поумнее, возьму этого». мы думаем «этот дом строили идиоты», «этот сервис придумал какой-то гений», мы думаем «надо бы поумнеть». Мы ежедневно рассуждаем так, будто линейная шкала от глупцов до гениев существует.

А не надо. Следи за собой, будь осторожен.

Усложнить задачу

Владимир Тицкий:

— Привет! Помоги советом, как не вырубиться на половине задачи. Проблема беспокоит меня всё чаще и мешает делать свою работу хорошо.

Работаю разработчиком интерфейсов. Делаю большой внутренний продукт. Задачи, обычно, прилетают в виде «Сделать подпродукт для отдела N». В таком виде ничего не понятно и я начинаю в задаче разбираться: иду к людям из отдела N, разговариваю и выясняю проблемы с которыми им могу помочь. Потом придумываю решение и снова иду в отдел N — согласовывать решение. Это не такой быстрый процесс и из-за бюрократии и занятости людей может занять от пары дней до недели. Однако в итоге на руках у меня есть понятное решение, разбитое на этапы.

Кажется, что осталось самое простое — сесть и сделать. Но в этот момент в мозгу щёлкает какой-то тумблер и я начинаю считать задачу готовой, а когда думаю о том, что надо бы сесть и сделать, то мозг отмахивается, говорит что тут всё понятно, время есть и можно в любой момент сесть и быстро сделать. Взамен появляется интерес к новым и ещё непонятным задачам. Как починить этот свой косяк и сфокусироваться на сделывании понятной задачи вместо того, чтобы хвататься за другие, непонятные?

Это не косяк!

Владимир, отличный вопрос и очень живая проблема. Уверен, мы здесь все такие собрались.

Мозг — как наркоман. За дозу сделает что угодно, а просто так — ага, ждите. Интересная задача решена, дофамин получен, тумблер щёлкает и мозг заявляет:
— Всё понятно, забери это говно от меня, здесь работы ещё вагон, а дофамина совсем нет, слишком простое, ну короче, отвали!
— Смотри, будешь потом на адреналине делать. Сорвём дедлайн, получим по шапке, тебе точно не понравится!
— Ну, это когда ещё будет.
— Может, серотонин сойдёт, а? Завершим проект, будем хвастаться, все нас зауважают.
— Рассказывай, ага. Никто и не заметит. Не, проваливай. Только дофамин.
— Но где же мне взять дофамин?
— А новая задача есть?

(И нездоровый такой блеск в глазах.)

Ну конечно, он хочет новую задачу. Всё в порядке. Вот если бы он ничего уже не хотел, тогда беда. Не надо ничего чинить!

Вопрос в том, как проект завершить-то. Лучший способ — научиться добывать дофамин здесь же, в рутине. Для этого достаточно усложнить задачу, чтобы появился вызов.

Пофантазируем:

Выдумывать дизайн в голове и писать сразу код. Если не очень хорошо знаешь ХТМЛ-ЦСС — будет интересно. Если знаешь хорошо — окей, можно освоить Реакт. Что, технологи не готовы к такому повороту? Ничего, пусть снимут скриншоты и перевёрстывают, как хотят. Мы тут дофамин добываем, нам не до чужих проблем!

Назначить ограничение во времени. Понятно, что за неделю всё делается. А за полтора дня?

Попробовать новый инструмент. Тупо сделать всё в какой-нибудь новой программе. Может, даже в неподходящей. В гугл-документах всё сверстать, ну а что такого, довольно удобно.

Сделать концептуально. Например, выдумать, будто есть гравитация, которая притягивает все объекты влево. Весь интерфейс подвержен этой гравитации и надо как-то исхитряться, чтобы жить с ней.

Замутить странную эстетику. Чтобы самого торкало. Навязать её всем, но сделать настолько работоспособно, что не подкопаешься.

Выйти в надсистему. Не только рисовать интерфейс, но и сразу писать гайдлайны, создавать визуальный язык для бренда или семейства продуктов.

Делегировать. Нанять тайного помощника, заставить его всё рисовать, а самому дёргать за ниточки. Или не тайного. Вот Шнайдер писал: «С трудом довожу проект до финала, за мной нужно доделывать, это меня Студия Лебедева так избаловала. У меня мозг бежит впереди рук, быстро надоедает возиться, отсюда два выхода: либо я должен делать быстро и считаю это высшим пилотажем, либо мне нужны усидчивые помощники, например заверстать брендбук».

Я думаю, помощники — вообще норм тема.

2016   отвечаю   хинт

Такая себе заметка

Это изменит вашу жизнь!

Дело было полгода назад. Одна юная леди сама не заметила, как научила меня правильно говорить слова «так себе». Правильность в том, что это склоняется. Звучит офигеть как круто.

Вот спросите, понравился ли мне фильм:
— Фильм-то понравился?

Как вы привыкли говорить:
— Ну, фильм так себе.

Как говорю я:
— Ну, такой себе фильм.

Круто? Круто.

— Что, хорошие у Металлики новые песни?
— Ну, такие себе.

— Как настроение?
— Если честно, такое себе настроение.

— Интересная сегодня была игра?
— Да такая себе. Не очень.

Вы сами попробуйте, произнесите вслух. А теперь по-старому. По-старому как-то не очень.

Вот, обещал же.

2016   друзья   русский   хинт

Больше драмы!

Айдар Шакиров:
— Евгений, добрый день! Пару дней назад я запустил проект «Графдизайн тогда и теперь». Он показывает, как заимствовать графические ходы и приемы дизайнеров 20 века, не скатившись в банальное копирование. Для этого я показываю, как эстетику дизайнеров 20 века используют современные дизайнеры, студии и агентства.

graphicdesignthennow.ru

Чего сейчас, по вашему мнению, не хватает на сайте? Какие ошибки в дизайне или логике проекта я допустил? Над чем посоветуете поработать в первую очередь?

Айдар!

Всё круто, клёвый диплом. Главное, что в нём хорошо — руки сами тянутся отправить ссылку ребятам. Это супер-ок.

* * *

Не хватает лёгкости и игры. Сайт пытается быть академичным и полезным. Думаю, это ошибка. Скукотища же!

Ваше объяснение «зачем нужен этот проект» — «Показать дизайнерам, как заимствовать графические ходы и приёмы ... , показав, как современные дизайнеры ... используют идеи [несовременных] дизайнеров в своей работе» — это полная хуйня крайне неубедительное.

У вас отличная коллекция аллюзий, заимствований и сходств. Ценность в том, что она собрана, подписана, доступна. Это такое прекрасное залипалово.

Я предлагаю перестать прикидываться образовательным ресурсом, снизить градус серьёзности, отменить все эти чёрно-белые фотографии с биографическими справками.

Ваша смысловая единица — это пара плакатов: оригинальный и производный. У плакатов два автора: мэтр и современник. Их нужно драматургически столкнуть. Прямо вот две фотки взять, подфотошопить им глаза, и пусть смотрят друг на друга.

Пусть эти штуки расшариваются в соцсетях как самостоятельные страницы. Тогда вы попросите авторов-современников опубликовать в фейсбуках эпизоды со своим участием. Думаю, согласятся — ведь они там в главной роли.

Конечно, информацию о школах, стилях и эпохах нельзя выбрасывать. Но это будут метаданные, а не родительский элемент.

На сайте пары плакатов пусть появляются по очереди. Чтобы была «кнопка удовольствия», на которую жмёшь и всё время получаешь новое неожиданное столкновение.

Вот на такой сериал я подпишусь, буду ждать новые эпизоды. Более того, я буду мечтать попасть в него. Сделаю свой плакат, пришлю всё готовое. А это уже намёк на светлое будущее, где вы ничего не делаете, а проект развивается.

P. S. По-русски, насколько я знаю, правильно «ар-деко».

2016   отвечаю   хинт

Переговорная сила

Возможно, сначала стоит прочитать первую версию этой заметки — она короткая и непонятная, но с клёвой картинкой про шахматы. Спустя год, по настоянию Димы, рассказываю заново.

Зачем вообще переговоры

Переговоры — это обмен информацией перед сделкой. Сделка — это когда стороны решили что-то друг для друга сделать на определенных условиях. Переговоры существуют только ради этого.

Простой случай — одна сторона сообщает условия, другая их принимает, и всё:

— Синенькие в какую цену?
— По сорок отдам.
— Килограмм, в ваш кулёк, будьте добры.

Другое дело, если одну из сторон что-то не устраивает. Тут и начинается интересное. Некоторым ребятам кажется, что самое время для всяких переговорных приёмчиков и хитростей.

— Как мы могли бы повысить ценность нашего предложения для вас?

Ага.

Не в хитростях смысл переговоров. А чтобы понять, в чём смысл, сначала нужно узнать о переговорной силе.

Что такое переговорная сила

— Коля, приберись в комнате!
— ...

Переговорная сила — это метафорическая величина, отражающая интенсивность воздействия на оппонента. Синонимы: влияние, власть.

Переговорная сила базируется на экономических предпосылках. Как пишет Тим Харфорд в «Экономисте под прикрытием», «переговорная сила — производная от нехватки». Избыток ресурса и контроль над ним повышают, а нужда и зависимость — снижают переговорную силу.

Смысл любых переговоров — синхронизировать представления сторон о соотношении силы. Не уравнять. Не выяснить, у кого больше. А лишь прийти к ситуации, когда обе стороны видят это соотношение одинаково.

— Коля, ты навёл порядок в комнате? Давай уже, поторопись!
— ...

Пока стороны не выработают единое мнение о соотношении силы — сделка не может состояться. Как только видение синхронизируется — сделка заключается сразу же.

— Коля, если за полчаса комнату не уберёшь — останешься вечером дома!
— Ну лааадно...

Изначально Коля ощущал свою позицию более сильной: маме нужен порядок в комнате, а ему самому — нет. Не получалось договориться. Что изменилось? Мама напомнила, что контролирует важный ресурс, транслировав тем самым собственный взгляд на соотношение силы. Мама изначально обладала преимуществом, но Коля упускал это из виду. А теперь осознал, признал новую версию убедительной и подтвердил сделку.

Мама не читала Кэмпа, поэтому не догадалась добавить «но если не хочешь прибираться — просто скажи мне об этом». Мама знала, в чём цель переговоров, вот и справилась.

Почему переговорная сила не очевидна

Переговорная сила базируется на экономических предпосылках, но их не всегда можно продемонстрировать. Показать можно пистолет, деньги, готовый товар. А о санкциях, или о качестве услуги, или о перспективах сотрудничества — можно только убедительно рассказать. К тому же, демонстрация — это громоздко, рассказ практичнее.

Поэтому переговорную силу почти никогда не измеряют, чаще всего о ней договариваются. А для договоренности подойдёт любая, даже сильно искажённая картина, лишь бы обе стороны в неё верили.

— Пятнадцать тысяч рублей. Под 0,5% в день. И ваш паспорт останется у нас.
— Чёрт, согласен!

Смысл переговоров по-прежнему в том, чтобы синхронизировать представления о соотношении силы. Но раз мы всего лишь договариваемся об этом — в интересах каждой стороны навязать оппоненту собственное видение. Действуя в личных интересах, участники переговоров транслируют идеи, убеждают и манипулируют.

За тысячи лет люди неплохо научились распознавать обман, так что для результата требуется тонкая игра. Одни с рождения отлично манипулируют и противостоят манипуляциям, другим помогают годы практики и собственные неприятные ошибки. Но здесь точно есть, о чём поговорить и поспорить, и есть простор для сотни-другой книг.

В чём проблема-то

Начинающий переговорщик испытывает сложности. И обращается за информацией к книгам и опытным товарищам.

Примитивные книги и товарищи рассказывают о том, как половчее манипулировать и не вестись на обман. Более продвинутые книги и товарищи рассказывают о том, как манипулировать осознанно, по делу, ради пользы и долгосрочной выгоды, не вестись на обман, но и не быть упрямым, как осёл — снова во имя пользы и долгосрочной выгоды.

Но никто не рассказывает начинающему переговорщику, зачем это всё. На полке «переговоры» такой информации нет. Её можно найти где-то по соседству — и то, если знаешь, что ищешь.

И начинающий переговорщик сажает зёрна в асфальт. Старается, проявляет внимание и заботу, увлечённо что-то рассказывает, задаёт открытые вопросы и даёт право на «нет» — не понимая, для чего это. Ему кажется, что накопив достаточно знаний о процессе, можно преуспеть. А не хватает знания о цели процесса.

Эта цель в том, чтобы синхронизировать представления о переговорной силе. Только так можно связать экономические предпосылки, собственную волю и волю оппонента в одно целое. Иными словами — договориться.

Спокойствие и мёртвая хватка

В.:
— Привет! На текущем месте работы возникла ситуация с задержкой зарплаты. На вопрос: «Когда?», ответ: «Завтра», «В понедельник», «После сдачи проекта». Как в таком случае выстроить разговор о прекращении задержек и выплате зарплаты в срок?

Выстроить разговор не так уж сложно. Намного сложнее изменить ситуацию. Грамотные переговоры не гарантируют результата. Но они экономят нервы, дают верную картину происходящего и помогают принимать решения.

Сначала о том, что не надо делать

Обсуждение финансовых проблем обычно вызывает дискомфорт. Долго избегаешь разговора. Потом, когда накипело, сразу переходишь к праведному гневу. Как будто сначала не хватает уверенности в собственной позиции и нужен какой-то «запас правоты», чтобы уж наверняка. И потом с этим запасом идёшь ругаться. Это большая ошибка.

Стоит научиться говорить о деньгах спокойно. Начинать разговор, как только проблема проявилась. Задавать вопросы, делиться опасениями, договариваться о вариантах развития событий. Чем раньше начинается разговор о проблеме, тем меньше в нём эмоций и больше пользы. А это ровно то, к чему стоит стремиться в любой потенциально конфликтной ситуации.

Вторая ошибка — начать работать вполсилы. При задержках оплаты может появиться иллюзия, что «раз нам плохо платят, мы теперь имеем право плохо работать». Это нужно в себе заметить и пресечь. Саботирующий работу — это обманщик. Объём обязательств работодателя перед ним по-прежнему увеличивается, а пользы от него никакой.

Чувствуете, что не можете нормально работать — скажите об этом.

Теперь о том, что делать

Если обещание вполне конкретное — для начала стоит принять его. Завтра — значит завтра. В понедельник — пусть в понедельник. В понедельник лучше сказать: «Напоминаю, сегодня понедельник. Вы обещали выдать деньги». Не лишним будет начать в пятницу: «Понедельничные деньги в силе? Мне это важно». Такой вопрос даёт формальную возможность перенести дату выплаты, но само напоминание повышает шанс.

Смысл этих слов не в том, чтобы поставить под сомнение порядочность оппонента. Нет, вы лишь сомневаетесь, что он в состоянии помнить о таких мелочах. И готовы напомнить — без проблем.

Если обещание вас не устраивает, так и скажите: «после сдачи проекта — слишком поздно для меня». Попросите о выплате к конкретной дате. Получив отказ, продолжайте спрашивать: «Какие ещё варианты возможны? На какую дату назначена сдача проекта? Через сколько дней после неё будут деньги? Что произойдёт, если дата сдвинется?»

Задавать вопросы не страшно. От вас не требуется битва на лазерных мечах с силами зла. Вы лишь уточняете детали. Ответы или дадут уверенность в том, как всё произойдёт, или покажут несостоятельность обещаний.

Нет способа, гарантирующего успех. Но есть верный способ всё испортить: истерика, слёзы, ультиматум. Один раз так можно чего-то быстро добиться, но в долгосрочной перспективе это тупик. Нужно сохранять невозмутимость и продолжать переговоры.

Если деньги задерживают хронически

Первая вещь, которую нужно попытаться понять: у работодателя действительно сложности и под ударом абсолютно все в компании? Или вас обманывают, намеренно используют в качестве бесплатного кредитора? Если второе — я бы предложил уходить.

Предположим, вы пришли к выводу: компания действительно в кризисе и сложности коснулись не только вас. Теперь нужно решить, верите ли вы в успешный выход из кризиса в приемлемые для себя сроки. Если нет — тоже предлагаю уходить.

Разумеется, под словом «уходить» я не имею в виду «встать и демонстративно уйти, хлопнув дверью». Скорее, начать разговор о прекращении работы, ответственно завершить и передать дела, зафиксировать объём задолженности (как именно — лучше посоветоваться с юристом). Тогда останется получить свои деньги. Это отдельная история. Если в двух словах, речь о «письмах из Шоушенка».

Но предположим, вы решили, что компания справится с кризисом, вы верите в команду, лояльны к руководству и готовы вместе преодолеть невзгоды.

Сначала нужно сказать об этом. Скажите, что верите в общее светлое будущее. Спросите, чем вы могли бы помочь компании в этой ситуации. Чему научиться, на что переключиться. Это может прозвучать непривычно и странно — как для вас, так и для работодателя. Но если это правда — её стоит произнести.

Следующим шагом вы должны очень чётко обозначить: единственное, что вы не можете сделать для компании — работать без денег. Не стоит напоминать, что вы «не должны работать бесплатно» и «не обязаны терпеть задержки». Скажите, что не можете себе этого позволить. Нет обеспеченных родителей. Нет богатого мужа. Три года назад поклялись на могиле прабабушки не жить в долг, и ни за что не нарушите эту клятву. Это только ваше дело, почему и на что вам нужны деньги. Вы не должны отчитываться. Скажите правду. Соврите. Придумайте что-нибудь.

Решите, какие условия приемлемы в период кризиса. Договоритесь о графике погашения задолженности. Или договоритесь о дате, когда появится такой график. Если разговор не идёт — вернитесь к первому пункту: точно ли вас не обманывают.

Не бывает отсутствия денег. Бывает нехватка. Кто-то обязательно принимает решение: на что потратить, на чём сэкономить, кому выдать сейчас, кому потом. Этот человек должен знать: вы на стороне компании, на вас не за что обижаться, вас не за что наказывать, и главное — от вас не отделаешься словами. Не стесняйтесь напоминать о себе. Не злитесь, не унывайте, не ослабляйте хватку. Первые же деньги всегда будут вашими.

Информационная плотность

Ребята захотели показать нам Париж. Ребята знают, что мы не любим длинные неподвижные кадры. У нас нет на это времени. Как нас заставить?

Ребята делают такую специальную обманку для мозга — с помощью ускоренного воспроизведения сильно повышают информационную плотность. В каждом кадре происходят сотни маленьких событий, хотя в целом ничего не меняется. Это те же длинные кадры, дающие спокойно всё рассмотреть. Но мозг уже не протестует, мозг доволен.

И время для весьма однообразного пятиминутного видео сразу нашлось.

2015   кино   наблюдения   хинт

Два типа задач

Чувствую, очевидные вещи пишу. Ну, вам не привыкать!

Есть класс задач, сводящихся к проверке на ошибки. Можно искать ошибки в тексте или вычислениях, можно в проекте, в бизнесе, в жизни. Задачи на поиск ошибки бывают двух типов: «увидеть лишнее» и «увидеть недостающее».

Лишнее увидеть легко. Смотришь на грядку, а там сорняк. Смотришь вёрстку, а там ошибка. Проблема перед глазами, достаточно в буквальном смысле посмотреть.

С недостающим сложнее. Оно ускользает от взгляда. Например, моя миссия — сводить в музей группу из двадцати пятиклассников. Сажусь с ними в автобус. Как понять, все ли на месте? Потерявшегося ребёнка нет, увидеть его не получится. Другой пример — собираю вещи в поездку. Не продолжать, да?

В случае с поездкой решение на поверхности: собирать вещи по списку. В случае с автобусом — в каждой контрольной точке стоит сделать перекличку. Это один и тот же метод — называется чеклист. Именно его человечество использует для задач на «видение недостающего». Нюанс в том, что перекличка — это громоздко и утомительно. Но задачи второго типа безошибочно решаются именно так.

Можно обойтись без чеклиста, подключив опыт и внимание. Иногда будет получаться. Но опыта вечно не хватает: в современном мире мы часто берёмся за новые для себя дела. А внимание всегда неожиданно подводит.

Что отличает крутого управленца? Он щёлкает задачи второго типа в уме, на автомате. Один раз прочитает техзадание, потом через месяц увидит рабочую версию и скажет, чего не хватает. Хотите стать крутым — научитесь так делать.

Но крутой управленец знает: опыта не хватит, а внимание подведёт. Поэтому когда наш герой видит критичную для ошибки ситуацию (ключевые слова: «музей и дети», «утром самолёт», «два дня до дедлайна»), то сразу достаёт чеклист.

Сила авторитета

В моём арсенале есть один особенный (и неочевидный) способ сделать что-нибудь: делать, как тебе говорят. Первые лет двадцать это давалось с трудом, но потом я проникся и сейчас иногда практикую.

Сверстать ровно так, как в книжке написано. Двигаться, как тренер показывает. Прижимать струны теми пальцами, которыми заставляет преподаватель, а не как тебе удобнее. Переделать, как говорит арт-директор. Поступить, как мама рекомендует.

Не понимаешь, почему, а делаешь. Потом понимаешь, или не понимаешь, или даже видишь, что надо было не так. Это не принципиально. Эффективность «делания, как говорят» в среднем очень высока — как в краткосрочной, так и в долговременной перспективе.

Конечно, сначала нужно выбрать себе авторитетные источники — родителей, книжку, учителя. Научиться на глаз оценивать компетентность советчика, вычислять «вес» рекомендации. Здесь рецепта нет, нужны чутьё, вкус и постоянная калибровка системы. Но калибровка в том числе с целью «сделать, как говорят, не понимая, почему».

Звучит просто и логично, а в момент принятия решения это прямо переворачивает, проверьте.

2014   хинт

Вежливость как стандарт

Вежливость должна быть внутренним стандартом, а не поведением, обусловленным внешними факторами.

То есть, оплачиваете вы товары в супермаркете — и, улыбаясь, говорите кассиру спасибо. Не потому, что считаете его приятным собеседником и испытываете какую-то особенную благодарность. Просто для вас это обычное поведение.

Раньше, сталкиваясь с людьми старше, богаче и умнее меня, я иногда удивлялся: чего это они так со мной носятся? Чем заслужил такое уважение и теплоту? Потом понял — дело вообще не во мне, ничем не заслужил. Просто это такие люди. Вот так они привыкли себя держать.

Что ж, неплохо, берём. Я пока, к сожалению, далёк от такого поведения, но теперь, наверное, буду стараться. Приближаться.

:—)

P.S. Ну что, поговорим о традиционной русской неподдельной искренности и пресловутом западном бытовом лицемерии? Или, может, лучше махнём в Европу, отдохнём там от нас?

2014   опыт   хинт
Ctrl + ↓ Ранее